NeMolchi.uz

Мне выпало нести офигенный камень...

Мне выпало нести офигенный камень…

«Областная», «Ты где эти вещи взяла, на помойке?», «За прописку замуж вышла». Так часто я слышала разнообразные фразы в свою сторону, с детства, пряталась дома и плакала. И никому не было дело до того, что происходило в моем детстве. Меньшее, что мне хочется это жалость, но прожитое «детство» никак не оставляет меня. Я нашла в себе силы поделиться.
 
Да, я из области, областная, как часто меня называли.
 
До 6 лет всё было хорошо, мы с мамой были вдвоём, бабушка моего рождения не хотела и отказывалась от нас, хотя моя мама родила меня в браке, но ошиблась с выбором мужа. Он бросил нас, продав все в доме и забрав деньги на кроватку и коляску, уехал. Бабушка нас не приняла, я не представляю как мама справилась после сложных родов и мной маленькой, но мы выжили. Через пару лет до бабушки дошло и она позвала маму обратно жить в отчем доме.
 
Когда мне было 5 лет, бабушка умерла, онкология. В 6 лет мама познакомилась с моим отчимом, они поженились. Я с ужасом вспоминаю эти несколько лет, постоянные побои от него, мама плакала бесшумно, чтобы не будить меня, но я всё слышала, даже пыталась защищать, но сама получала. Сильно и жестоко. Наказывал часто, за любой проступок, опоздала со школы — военный ремень, после которого оставался звездопад по всему телу. Мама защищала меня, но он стал бить её прямо при мне. Он забирал все деньги, какие она зарабатывала, считал каждый помидор и огурец, который рос на грядках. Обиднее всего, что мы сами сажали все овощи и фрукты, он бухал.
 
К сожалению она забеременела от этого монстра. Была такой худой, что я боялась, что она умрет, а я останусь с этим человеком, без неё. Когда её увезли в роддом, я жила с отчимом 2 недели. Две недели ада, который я помню до сих пор. Почему две недели? Из-за побоев и голодания, мой братик родился не совсем здоровый и их оставили там, наблюдать.
 
Знаете, я не ем до сих пор макароны, никакие, ни в каком виде, потому что эти две недели он кормил меня только макаронами. Это всё, что он умел готовить. Просто вареные макароны, с водой, как сейчас, помню — ракушки.
 
Но, слава богу, этот период закончился, мы продали дом и переехали в столицу. Конечно, как и каждый ребенок, мне казалось, что теперь будет намного лучше. Как же я ошибалась…Квартиру мы в столице купить не смогли, наши любимые родственники забрали деньги, с целью помочь, а в итоге мы втроем остались на съемной квартире. Мама без работы, маленький брат в садике и я в школе. Конечно она старалась и работала сутками, где придется, никто не брал учителя в школу, без прописки, прописки не было без квартиры, квартиры — потому что нет денег. Она мыла полы в цеху, я старалась помочь чем могу, фасовала печенье в пакеты по 500 гр, платили нам очень мало, хватало на 2 ролтона, яйцо и хлеб.
 
Я была худой и высокой, меня травили за это, у меня было всего 2 юбки и 1 рубашка в школу, дурацкие тапки и что-то из того, что отдали донашивать. Мне было стыдно, обидно и больно, за то, что меня дразнили в школе. Издевались постоянно и если первые несколько лет школы я боролось, то остальные до 7 класса терпела. 
Помню мама брала вышивать бисером выкройки для кофт, я ночами помогала ей вышивать, потом просыпала в школу, опаздывала, получала в школе, в школе жаловались на меня, я получала дома. Замкнутый круг.
 
Я радовалась когда мне исполнилось 14 лет, я смогла пойти работать в агентство, которое занимается продвижением продуктов, флаеры раздавала. Зарабатывала я больше мамы, моих денег хватало на продукты, квартиру, но не хватало на одежду. Всё так же одевалась в то, что отдавали, всё так же слушала издевки, но теперь моя семья ела, нормальную еду. Нет, не икру с омарами, я их до сих пор не пробовала, но минимальный набор был всегда, раз в месяц было мясо.
 
Это был для нас тяжелый период, мы еле справлялись. Тогда я познакомилась со взрослым мужчиной, который нам стал активно помогать, приносил продукты домой, покупал одежду. Нет, мама конечно не знала, что он есть, я ей врала, мне было стыдно, что я 16-летняя девочка, не могу заработать самостоятельно и мне приходится просить и расплачиваться за его «доброту».
 
Когда я училась уже в колледже, я работала в агентстве, активно брала любую работу, показы, раздача флаеров, встреча гостей в ресторане, работа в НГ на встрече гостей, работа вместо выпускного в школе и колледже. Я всегда выбирала работу, в моей голове была одна фраза — Надо работать, надо зарабатывать.
 
Мы с детства привыкли, что надо экономить, никто из нас не просил игрушки или сладости. Мы выросли без игрушек, без Барби, без дорогих машинок. Не это страшно, страшно, что каждый из нас стал реагировать на покупки для него по-разному. Брат начинал кричать «Зачем ты это купила? Я такое говно не ношу! Вообще мне ничего не покупай!» Это сейчас мы выяснили, что он так говорил, потому что понимал, что маме деньги очень тяжело даются, слишком тяжело. А моя реакция была — стыд. Мне было стыдно, что мама что-то мне покупает, просила не делать этого, но потом пошла другим путем, просила сделать своими руками, все-все подарки храню и берегу. Мне и сейчас стыдно, только за то, что я покупаю себе более дорогие вещи, чем раньше. Не на базаре, а в магазине.
 
Закончив колледж, приложив немалые усилия в обучении по профессии, пройдя кучу курсов и бессонных ночей за программами по дизайну, я с уверенностью пошла искать постоянную работу. Сейчас, я зарабатываю достаточно, чтобы оплатить съемную квартиру, продукты, даже на мясо хватает, хватает одеть всех. Но про путешествие я конечно не думаю, пока за 8 лет стажа, я не накопила ни на квартиру свою, ни на путешествие. Но моя семья сыта, одета, обута. А себе, конечно всё в последнюю очередь, как когда-то делала мама, всё нам, потом себе. Оставлю чтобы хватало на дорогу на работу и на мелочь какую-то.
 
За плечами тяжелый брак, первые несколько лет было всё хорошо, потом он меня бил, я молчала, снова стыд, снова пережитые «Ты областная, за прописку вышла за меня». Я уходила раз 20, последний раз я ушла в прошлом году, ушла и не вернулась, стала оформлять развод, он помогал, махалля, хокимият, он не дожил до подачи заявления в ЗАГС по обоюдному желанию 3 дня. Я стала вдовой в 27 лет. Снова стыд. Я переживала так сильно его смерть, мне было так плохо. Я всё его любила, поддержки близких в этом не было, все были против него. Эта боль давила на меня, только сейчас я могу сказать, что я приняла его смерть. Возможно позже, я справлюсь с тем, что мне выпало, такой офигенный камень на плечах и я его несу….

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ru_RURU
uz_UZUZ ru_RURU
ru_RU