Избитая жена Азиза Мухутдинова до сих пор мучается головными болями. Из больницы её выписали на пятый день — сказали, что больше держать не имеют права. После выписки она поехала на судмедэкспертизу, и по пути ей стало плохо. На следующий день снова легла в больницу, только уже за свой счёт. А если бы у неё не было средств — тогда что? Умирать на дороге? Это что за система, в которой жертв насилия поскорее стремятся выписать из больницы?

Но это ещё не всё. У неё не проходят боли в теле, начались головные боли, часто кружится голова. Пришлось несколько раз вызывать скорую. Однако следователь Алмазарского района Каримов Кахрамон полагает, что с её здоровьем уже всё хорошо. Что действия её мужа максимум «тянут» на ст.109 УК (Умышленное лёгкое телесное повреждение) несмотря на то, что он пытался её задушить, что проблемы со здоровьем длятся уже больше месяца и неизвестно, когда пройдут (для квалификации по ст.109 расстройство здоровья может длиться максимум 21 день). А за 12 лет унижений и пыток его вообще никак не накажут.

Дети, на чьих глазах отец неоднократно избивал, плачут, кричат по ночам, у одной дочки на нервной почве появился энурез. Но за такие психологические последствия для здоровья детей Азиз Мухутдинов вообще не понесёт никакой ответственности — это не предусмотрено законодательством Узбекистана.

Когда говорят, что в Узбекистане ведётся бескомпромиссная борьба с насилием в семье, не знаешь, то ли плакать, то ли смеяться. Потому что нет никакой бескомпромиссной борьбы, есть лишь припарки для мёртвого: охранные ордера сроком на 30 дней, смехотворное наказание за нарушение ордера, сложная процедура развода, отсутствие наказания за психологическое и экономическое насилие, декриминализация домашнего насилия.

МВД Узбекистана, возможно, вы проясните, почему следователь игнорирует продолжающиеся проблемы со здоровьем у женщины? Почему не замечает, в каком страхе живёт она и её дети? Почему подбирает статьи, облегчающие наказание домашнему тирану? Или, если не покалечил, то ничего страшного не произошло? До какой степени нужно избивать женщину, чтобы агрессор всё таки сидел в тюрьме, а не отделывался штрафом или ограничением свободы?

И риторический вопрос к МинЮсту, МВД, Генпрокуратуре, депутатам: когда начнётся работа по криминализации домашнего насилия в Узбекистане? Никаких продвижений в этом направлении нет.

 

Нигина Худайбергенова

#НеМолчиУз #Законы #УзбекистанБезНасилия #ЖертвыНасилия #БьётЗначитСядет