NeMolchi.uz

Мне было 14

Мне было 14. Мужчина положил одну руку на моё колено и стал его поглаживать

Мне было пятнадцать лет, когда я перевелась в новую школу. Чтобы до неё добраться, надо минут пятнадцать ехать на машине (на автобусе это составляет тридцать полных минут, иногда дольше) и потом ещё десять минут идти через площадь.

Я вышла на дорогу и мне просигналила машина, это у нас обычное дело, мол, вам в центр? Я её остановила и села вперёд. Водителю было около тридцати лет. У вас может возникнуть вопрос: почему достаточно «взрослая» девочка садится в чужую машину на переднее сидение? У меня есть причины, о которых я напишу позже.

Так вот, села я в машину. На мне была обычная школьная форма: юбка выше колена (на сантиметров 6-7, мои родители не против короткой одежды, в пределах разумного), чёрные капроновые колготки, рубашка и жилетка. Когда я села, то сразу же положила рюкзак на колени, он полностью закрыл мои ноги.

Мы отъехали от моей остановки. По дороге он никого не взял. Люди останавливали машину, что-то спрашивали, но не садились. Я подумала, что ему не в ту сторону или они просят водителя куда-нибудь заехать, а он отказывается. Машина выехала на главную дорогу. Всё время я смотрела в окно, но потом мне показалось, что больно уж медленно мы едем. Я посмотрела на панель автомобиля, где располагались электронные часы, но случайно бросила взгляд на самого водителя и побелела. Я резко развернула голову, считая, что мне показалось. Пару минут спустя, чуть успокоившись, я снова аккуратно повернула голову, стараясь, чтобы это было не очень заметно, и посмотрела на колени и пах водителя. Мне не показалось. Он действительно расстегнул ширинку, достал свой орган и др**** одной рукой, а второй держал руль.

Меня чуть не вырвало на месте. Я впервые видела мужской половой орган. Я сидела, крепко схватившись за ручку двери, чтобы в случае чего можно было резко её распахнуть. Я сидела в шоке и пыталась успокоиться, в моей голове крутилась мысль и я повторяла её как мантру: «Не подавай вида. Не кричи». На тот момент мы не проехали и половины пути, но, чуть успокоившись, я попросила остановить. Я очень старалась, чтобы мой голос не задрожал в этот момент.

Он остановил машину на ближайшей остановке, я положила деньги на бардачок и постаралась выйти как можно быстрее, но и не слишком быстро. Я уже готова была захлопнуть дверь, как он говорит, чтобы я взяла сдачу. Я просто отмахнулась и отрицательно покачала головой. Он настоял и впихнул деньги мне в руки. Всё это время, пока он доставал деньги, он, совершенно спокойно, не стесняясь, продолжал держать свой ч**н. Я закрыла дверцу машины и отошла как можно дальше от дороги. Меня всю трясло.

Деньги, что были в руках, я брезгливо отбросила и полезла в сумку за салфетками. Я как сумасшедшая тёрла ладони. Я присела на скамейку на остановке, пытаясь успокоиться. В школу я благополучно опоздала, потому что боялась остановить другую машину, а в окнах автобуса я видела только одних мужиков и мне становилось противно.

Мне было двенадцать, когда я училась в своей старой школе. Дорога до неё на машине составляла минут десять (на автобусе было ехать не очень удобно, потому что школа находилась в километре от главной дороги и до неё пришлось бы идти пешком по махалле). Я снова села вперёд, потому что на заднем сидении уже сидели два взрослых мужчин и мне попросту было страшно. Водителю было за пятьдесят, поэтому я так сильно не испугалась сидеть впереди.

По дороге эти мужчины вышли и мы остались в машине вдвоём. Уже подъезжая к повороту школы я попросила остановить, но он меня проигнорировал. Я попросила ещё раз, снова ноль внимания. Тогда я повернула голову в его сторону и уже, глядя ему в лицо, попросила остановить (я просила и на русском и на узбекском). Он тоже повернулся ко мне и улыбнулся такой маниакальной улыбкой и медленно покачал головой, продолжая ехать вперёд. Я, испугавшись, закричала. Но т.к. улица была довольно оживлённой (школа, детский сад, колледж, больница), было очень шумно и меня попросту не услышали. Тогда я схватилась за ручку машины и закричала, что сейчас выпрыгну.

Машина была довольно старенькая, поэтому там не работала функция автоматического запирания дверей. На моё счастье. Он резко затормозил и я выбежала из машины, я бежала без остановки, пока не очутилась в школе. Последующие несколько недель я боялась ездить на машинах и в школу ходила пешком, но только в компаниях больше трёх людей.

Спустя время кое-как я всё-таки, переборола свой страх и начала снова ездить на машинах, но только теперь исключительно сзади, и чтобы в салоне, помимо меня, была ещё одна девушка/женщина.

Мне было четырнадцать, когда я ехала с репетиторства домой. Я сидела на заднем сидении машины, между женщиной и мужчиной. На мне были утеплённые джинсы, куртка и ботинки. Стояла зима. Первое время мы ехали спокойно, где-то на середине дороги, женщина вышла и я отодвинулась подальше от мужчины к окну. Через какое-то время я почувствовала, что моих коленей что-то касается, я опустила глаза — этот мужчина положил одну руку на моё колено и стал его поглаживать. Я отбросила его руку и вжалась в дверцу машины. Меня затрясло. Этот мужчина вышел через несколько минут и бросил мне какую-то фразу, которую я не смогла расслышать.

Мне было восемь, когда я ехала домой на автобусе из музыкальной школы. Бабушка лежала в больнице, а родители не могли сорваться с работы, чтобы меня забрать. В таких случаях я обычно ехала домой с подругой, но в этот день она не пришла. Я зашла в переполненный автобус и встала рядом с задними сиденьями. Мама мне всегда говорила, что в задней части автобуса сидят одни мужчины, поэтому я должна заходить через передние двери. Но у нас водители автобусов очень странные люди: одному ребёнку они не останавливают, тем более если ребёнок в школьной форме. Тогда нам со школы давали пропускные и мы могли бесплатно ездить на автобусах. С того момента автобусы перестали нам останавливать. Попасть в него можно было на начальной остановке или зайти с кем-то из взрослых. Поэтому я быстрее забежала в автобус, в заднюю дверь, чтобы только потом не остаться на неопределённое количество времени на дороге.

Мы уже проехали больше половины, автобус опустел, освободилось одно сидячее место и я рухнула на него. Я была в школьной форме с рюкзаком наперевес, уже был четвёртый час, но дома я не была с утра. Рядом сидели двое взрослых мужчин и начали мне говорить какие-то непонятные вещи на узбекском и улыбаться. Я отвернулась от них, если бы была возможность я встала, но ноги буквально не держали. Один из них начал мне тыкать пальцем в бок и я вскочила и ушла в переднюю часть автобуса. Они отстали.

Я вышла на своей остановке, один из мужчин вышел следом и пошёл за мной. Я сначала посчитала, что нам в одну сторону, но он шёл точно за мной, потому что я повернула на другом повороте и зашла в первый попавшийся подъезд. В свой подъезд я не зашла, потому что он находился в самой отдалённой части двора и я испугалась, что не успею попасть в квартиру, если он поднимется за мной. Я поднялась на третий этаж и посмотрела в окно. Этот мужчина ещё несколько минут ошивался около подъезда, но так и не зашёл, напротив этого подъезда находилась площадка, где было куча народу. Потом он ушёл…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ru_RURU
uz_UZUZ ru_RURU
ru_RU